ИРИНА КНЯЗЕВА

РУССКАЯ БАЛЕРИНА
ТАТЬЯНА ЧЕРНОБРОВКИНА

Будущая артистка родилась, росла и училась в Саратове, большом старинном городе с давними театральными традициями, сложившимися еще в начале XIX века, где работают театры - оперный, драматический, где есть театральное училище, консерватория имени Л.В.Собинова, а в 1960 году было создано Саратовское хореографическое училище. Туда и поступила в 1975 году десятилетняя Таня Чернобровкина.
Класс, в котором начала учиться Таня, был средним и ровным, но постепенно девочка стала отличаться от подруг. Удивительно вдумчиво и спокойно она овладевала тайнами классического танца... На третьем году обучения девочки получили право в первый раз одеть пачки и выйти на большую сцену театра в блестящем торжественном полонезе на музыку А.Лядова в постановке Л.Лавровского. В 1969 году этот полонез, поставленный Леонидом Михайловичем для Московского училища, был тщательно перенесен в Саратовскую школу: 36 учеников третьего и четвертого классов и шестеро выпускников стали его исполнителями. Долгие годы полонез "не сходил" со сцены. Эта работа Мастера вырастила многих, привила им хороший вкус, манеру, дала чувство счастья и гордости младшим, занятым вместе со старшими. В том же третьем классе в репертуаре Чернобровкиной появилась и сольная партия - в па де труа из балета "Щелкунчик" (в постановке В.Вайнонена). Это уже - эталонный номер, особенно когда его танцует третьеклассница. Татьяна выступила достойно, заявив о себе как о будущей балерине. В школе ее педагогами были И.Князева и Н.Максимова.
Когда Татьяна заканчивала школу, директор школы Т.Лютая сказала: "Выпускаем балерину". В Саратовский театр оперы и балета она пришла солисткой - станцевала Одетту-Одиллию, Китри, Медору, Мирту, Кончиту в "Юноне и "Авось", Шехеразаду.
В то время в театре не оказалось педагога, необходимого ученику, вступающему на новую ступень служения профессии. Но был молодой талантливый балетмейстер Анатолий Дементьев, работа с которым над постижением современной хореографии была очень полезной. Он же помогал Татьяне подготовиться к Всесоюзному конкурсу артистов балета в Москве в 1984 году. На отборочных просмотрах на Таню обратила внимание Марина Тимофеевна Семенова и приготовила с ней па де де из балета "Спящая красавица". Могла ли мечтать "провинциальная" девочка получить такой дар судьбы?
Тогда в Зале имени Чайковского, где проходил конкурс, саратовская артистка не оставила равнодушным московского зрителя, того самого, который видел Семенову-Аврору, и он посчитал Таню достойной ее ученицей.
1985 год. V Международный конкурс артистов балета в Москве. И Марина Тимофеевна снова берет Чернобровкину под свое "царственное крыло", предложив ей в партнеры Леонида Никонова и Бориса Мягкова как автора современного номера. Из обязательной программы решено было взять два па де де - из балетов "Спящей красавицы" и "Лебединого озера". Чернобровкиной предстояло показаться в коронных партиях балерины Марины Семеновой.
Дуэт из "Спящей красавицы" был самым интересным и запоминающимся в ее конкурсной программе. Танец Чернобровкиной точно отвечал академическим канонам, был стилистически выдержан, грамотен, убедителен. Обращала на себя внимание культура мелкой техники, хорошо воспитанная стопа. Ее Одиллия, стала подтверждением масштаба дарования балерины, ее права на лучшие партии мирового балетного репертуара.
"Звездой" конкурса назвала Татьяну Чернобровкину замечательная балерина - Марина Кондратьева, выступая в газете "Советская культура" в дни конкурса.
Но для самой артистки важно было другое. "Самая большая радость не бронзовая медаль, а возможность работать с Мариной Тимофеевной Семеновой. Она учит не только технике, но пониманию стиля, смысла танца", - говорила Татьяна после конкурса. Действительно, общение с великой балериной стало для нее подлинной академией мастерства - ведь встречи с большим педагогом для умного ученика важны прежде всего не количеством лет, дней или часов - яркая личность наставника воздействует на формирование артистки, и его уроки остаются с ней на всю жизнь.
Татьяна Чернобровкина вернулась в Саратов, продолжала работать в театре. А в 1986 году она участвовала в гастролях Майи Плисецкой в Японии. Впервые Татьяна выезжала за рубеж в таком составе: Майя Михайловна, Маргарита Дроздова, Галина Крапивина, уровень уроков и репетиций в группе - отличный от саратовского, где уже не за кем тянуться вверх... И Чернобровкина решила дать согласие на предложение работать в Московском музыкальном театре имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Именно решилась, потому что расставаться с родным городом, с театром ей было не легко. И труппа, и московский зритель, помнивший ее еще по конкурсу, встретили артистку доброжелательно. В то время в театре работала Татьяна Николаевна Легат, которая стала Таниным наставником и с присущей ей тщательностью и настойчивостью добивалась на каждой репетиции от артистки чистоты и академичности ленинградской школы.
Первые работы Чернобровкиной на московской сцене в "Вечерах старинной хореографии" -в па де катре (Карлотта Гризи) и па де де Дианы и Актеона из балета "Эсмеральда" (в редакции А.Вагановой) приготовлены с Т.Легат. Также, как и последующие партии - Сильфида, Медора, Китри, Одетта-Одиллия, Кармен, Джульетта и, наконец, Жизель, в спектакле, перенесенном в "казенной редакции" на сцену театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, а также Гран па из "Пахиты" - вышли из рук Татьяны Николаевны.
Во время гастролей театра в Ленинграде Татьяну пригласили станцевать в Кировском театре "Лебединое озеро" - за день до спектакля, почти без репетиций, в самом строгом и взыскательном городе, при самом взыскательном зрителе. Смелая Татьяна выдержала экзамен на Мариинской сцене (безусловно, не без того, что партия Одиллии была сделана еще с Мариной Тимофеевной Семеновой), дальше последовало предложение - выступить и в "Дон Кихоте". Большинству балерин, в начале, как правило, больше удается Одетта, Одиллия же представляет трудности. У Чернобровкиной случилось наоборот. В "Лебедином озере" в театре имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко (редакция В.Бурмейстера) Одиллия в исполнении артистки была и остается шедевром. "Свою" же Одетту она ищет до сих пор. С каждым спектаклем она чуть меняется, но тональность прочтения партии остается лирической. Помнящие Марину Семенову знают, что ее Одетта была "королевой лебедей", не просто лебедем, может быть, такой видит Одетту Чернобровкина? Ведь ее артистическая индивидуальность во много схожа с индивидуальностью балерины Марины Семеновой...
В балетном коллективе театра сохраняется традиция московской ветви русского балета: здесь мало просто технично и точно танцевать - постановки труппы требуют в качестве исполнителя танцовщика-актера. Став артисткой этого театра, Татьяна Чернобровкина вдумчиво постигала особенности художественного метода труппы.
Сложившийся в первые годы работы Чернобровкиной в Москве дуэт с Владимиром Кирилловым, опытным танцовщиком-актером, внимательным партнером в лучшем смысле этого слова, способствовал выявлению ее врожденного артистизма. Диалог Чернобровкина - Кириллов впечатлял и в "Корсаре", и в "Дон Кихоте", и в "Жизели", и в исчезнувшей, к сожалению, из репертуара театра "Лебединой песне" Шоссона - Брянцева, и, конечно, в "Лебедином озере", где их ансамбль был незабываем: в их движениях словно звучала сама музыка Чайковского.
"Ромео и Джульетта" С.Прокофьева в постановке Владимира Васильева, спектакль очень авторский, не похожий на многие другие его постановки. В основе его решения - музыка, она - главное действующее лицо балета. Вероятно поэтому, была очень хороша "сцена у балкона", в силу музыкальности и артистичности этого дуэта. Владимир Кириллов помог Чернобровкиной стать наследницей традиций этого театра.
Не сразу, а после многих ролей Чернобровкина подошла к партии "Эсмеральды". Говорила: "Мне еще рано". Педагоги-репетиторы Маргарита Дроздова и Вадим Тедеев бережно передали артистке заглавную партию этого всеми любимого спектакля, премьера которого состоялась почти полвека назад. "И на руинах, казалось бы, напрочь развалившегося спектакля появление ярчайшей звезды Татьяны Чернобровкиной стало сенсацией", - написала одна из московских газет.
Эта балерина умеет "не знать" предыдущих исполнительниц, она самостоятельно в данных обстоятельствах переживает жизнь своих героинь. Ее прочтения той или иной партии никогда не копируют того, что нашли предшественницы. Естественность - одно из главных качеств творческого поиска Чернобровкиной. Образы ее героинь различны, но все - ее "собственные" создания. Такой выглядела и ее Жизель - юная, непосредственная, доверчивая, самой судьбой обреченная на гибель в мире сословных предрассудков. По строгой канве "казенной редакции", перенесенной в Москву Т.Легат, Чернобровкина "вышила" собственную картину судьбы Жизели.
Разве множество раз Татьяна не видела неповторимую Майю Плисецкую в "Кармен", разве не боялась прикоснуться к этой партии? И здесь никакого подражания. При всем уважении к признанным авторитетам, при всем восхищении ими - обязательно свое видение, свое прочтение.
Милый старый "Щелкунчик" Василия Ивановича Вайнонена! Незримо в памяти зрителей старших поколений возникают образы Маши - принцессы Москвы и Ленинграда прошлых лет. Они словно рядом с Татьяной Чернобровкиной, и она оказывается с ними в едином ряду. И вдруг, глядя на нее, ловишь себя на мысли, что Маша - принцесса просто танцует и очень по-русски, танцует с большим удовольствием. Может быть, это ощущение и есть самое дорогое в искусстве балета. В балете "Щелкунчик" ярко раскрылось ее существо доброго, милого человека, настоящей русской красавицы. О ее выступлении в партии Маши писали много и восторженно.
"Чернобровкина несомненно лучшая балерина Москвы, описать ее в сущности невозможно...
Безупречной формы ноги. Стройная, соразмерная фигура. Шаг, прыжок, вращение. Прекрасно выучена. Обаятельна, женственна, изящна, гармонична, естественно, "танцует, как дышит", - читаем мы в одной из рецензий.
Татьяна Чернобровкина - признанная балерина, и репертуар ее в театре балеринский, но сколько же партий ее амплуа ждет ее, она ждет их. Аврора, Раймонда, Никия, Лауренсия... Но артистка вдруг в очередной раз удивила и восхитила - показалась в острой характерной партии Катарины в спектакле Д.Брянцева "Укрощение строптивой".
Татьяна Чернобровкина много гастролирует - США, Япония, Испания, Италия, Венгрия, Словакия, Египет, страны Латинской Америки, Таиланд, Гонконг, города России и так называемого ближнего Зарубежья, обязательно - родной Саратов.
...Зал на ее спектаклях всегда полон. При всех тех высоких оценках, что можно читать в каждой рецензии, думаю, что главная среди них самая простая - "любимая балерина Москвы". Люди удивленно притихают, когда Татьяна Чернобровкина после спектакля выходит перед занавесом на поклон - поблагодарить зрителя за внимание. В спектакле - грим, костюм, свет, декорации, а здесь всем видно: "во всех ты душечка нарядах хороша".
В заключение пожелаем замечательной московской балерине: здоровья и сил, чтобы "отработать" предназначенное ей судьбой и талантом сполна, встреч с балетмейстерами, создающими спектакли "на нее", педагогами, которые умножат ее исполнительские возможности.

Назад