Екатерина Петрова.

Дарующая радость.

Имя Татьяны Чернобровкиной впервые прозвучало в Москве в 1985 году во время V Международного конкурса артистов балета. А критики и журналисты запомнили ее еще на жеребьевке, когда молодая балерина из Саратова вытащила злополучный 13-й номер. Выступления Чернобровкиной все ждали с особым интересом: было известно, что к конкурсу ее готовила сама Марина Тимофеевна Семенова, весьма взыскательная в выборе своих учениц. Но в назначенный день и час, огорчив заочных поклонников, Татьяна так и не появилась на сцене Большого театра: повредил ногу партнер, а сама она заболела ангиной. Участие Чернобровкиной в балетном состязании оказалось под угрозой 13-й номер, похоже, подтверждал свою дурную славу. Но балерина с честью преодолела все препятствия и вознаградила зрителей за долгое ожидание. В самый последний день 1-го тура Таня исполнила с Л. Никоновым па-де-де из "Спящей красавицы", продемонстрировав уверенный профессионализм, изящество поз, красоту гармонично завершенных движений. Казалось, молодая балерина получала нескрываемое удовольствие от самого процесса "произнесения" хореографических строф бессмертного шедевра Мариуса Петипа. Тогда она завоевала долгие овации восхищенного зала, а после 3-го тура бронзовую медаль, звание лауреата и любовь московской публики. С тех пор Таня считает цифру 13 счастливой. На афише Музыкального театра имя Чернобровкиной появилось в марте 1987 года: переехав из Саратова в Москву, она участвует в двух премьерах - "Вечере старинной хореографии" и "Вечере современной хореографии". А дебют в главной партии "Лебединого озера" состоялся несколько месяцев спустя в Токио и стал одним из событий гастролей московской балетной труппы. Японские критики назвали Чернобровкину новой звездой и предрекли ей большую славу.
После дебюта в партии Одетты-Одиллии Таня выступает в "Дон Кихоте". Пожалуй, Китри вообще стала одной из лучших ее ролей. Первый же выход на сцену стройной, статной, сияющей красавицы в пышной алой испанской юбке и с розой в темных волосах мгновенно приковал к себе внимание зрительного зала. Ее танец сразу зазвучал ликующе и победно. Балерина наслаждалась стремительным темпом вращений, головокружительной динамикой полетов, рискованностью сложных поддержек, когда мужественный Базиль (В, Кириллов) на одной руке легко возносил ее над сценой, а она, ослепительно улыбаясь, звонко била в бубен. Китри - Чернобровкиной жила в спектакле удивительно естественно, радуясь любой возможности безоглядно ринуться в веселую танцевальную стихию. Ее героиня оказывалась на редкость простодушной в своих капризах и бесхитростной в кокетстве - эта Китри не умела долго сердиться. Свободная широта движений и прыжков сочеталась в ее исполнении с четкой фиксацией всех эффектных финальных поз, точными пластическими акцентами кульминационных моментов. Успех возрастал по ходу спектакля, достигнув апогея в заключительном па-де-де. Когда семь лет спустя после Таниного дебюта в "Дон Кихоте" Музыкальный театр гастролировал в Бильбао, министр культуры страны басков поинтересовался: не является ли испанкой ведущая солистка труппы Чернобровкина? Ведь она так точно почувствовала и воплотила на сцене дух испанского народа, у которого "танец в крови".
В "Лебедином озере" и "Дон Кихоте" Чернобровкина заявила о себе как о блестящей классической балерине. А в спектакле "Лебединая песня" на музыку Э. Шоссона, созданном Дмитрием Брянцевым специально с учетом ее индивидуальности, Татьяна раскрылась как исполнительница, чуткая к современной хореографии. Героиня Чернобровкиной - раненая Птица, обреченная на гибель. Ее батманы были подобны болезненно-резким вскрикам, пируэты казались лишенными завораживающей плавности, а графические линии арабесков обретали тревожно-ломкие очертания. Танец Птицы, идущий под "плачущее" соло скрипки, никнул, замирал "на полуслове", неожиданно обрывая хореографическую фразу...
Затем Чернобровкина исполнила главные партии в премьерах трех других спектаклей Д. Брянцева, представ мечтательной, чуть наивной Медорой в "Корсаре", темпераментной, независимой, упрямой и покоряюще женственной Катариной в "Укрощении строптивой", обольстительной, порочно-хищной Саломеей в "Саломее". С каждым сезоном репертуар Чернобровкиной пополнялся новыми балетами. Она танцевала "Жизель", "Сильфиду", "Шопениану", "Эсмеральду", "Золушку", "Вальпургиеву ночь", "Ромео и Джульетту", всякий раз открывая что-то новое в себе и заставляя иначе взглянуть на героинь того или иного, казалось бы, хорошо знакомого спектакля. Первые свои партии она готовила с Татьяной Легат, теперь ее постоянный педагог-репетитор - Маргарита Дроздова.
Когда в Музыкальном театре возобновили "Щелкунчика" в постановке В. Вайнонена, Чернобровкина, следуя замыслу балетмейстера, исполняла только "взрослую" Машу. Преодолевая страх, ее героиня устремлялась навстречу неведомому. Природная музыкальность балерины сообщала движениям невиданную масштабность. Пронизанный романтической мятежностью, танец Чернобровкиной в первом акте покорял лирически-возвышенным звучанием. Балерина безошибочно почувствовала отвлеченно-абстрактный характер хореографии В. Вайнонена в финальном "свадебном" па-де-де, превращенном в блестящий дивертисмент, эффектный концертный номер. Когда Чернобровкина исполняет это сложное классическое па-де-де, забываешь о трудностях техники и любуешься хрустальной чистотой ее танца, чарующей кантиленой струящихся движений. Сольная вариация Маши в интерпретации балерины казалась освещенной сиянием множества хрустальных люстр, а за ее спиной вместо плоского декорационного задника виделась анфилада парадных дворцовых залов...
На своем прошлогоднем творческом вечере, приуроченном к 10-летию работы в Музыкальном театре, Татьяна Чернобровкина станцевала "Кармен-сюиту" Ж.Бизе - Р.Щедрина. В ее Кармен сразу подкупило отсутствие какого бы то ни было подражания гениальной Майе Плисецкой. Чернобровкина приблизила свою Кармен к героине новеллы Меримо, сделав образ более земным, лишенным ореола исключительности. Мы увидели обворожительную молодую женщину, полную жажды жизни и любви, которую влечет головокружительное ощущение опасности, вечного риска, пьянящий вкус авантюры. Своенравная Кармен Чернобровкиной, знающая о собственной неотразимости, подобно Одиллии из "Лебединого озера", постоянно испытывает силу своих чар. Но насмешливая и непостоянная, она быстро разочаровывается в покоренном ею возлюбленном и, легкомысленно забыв о нем, безогляд но спешит навстречу грядущему приключению, с веселым любопытством вглядываясь в лицо нового избранника. В исполняемые ею партии балерина всегда вносит момент непредсказуемости: потому гибель ее Кармен кажется здесь нелепой, неоправданной случайностью...
Татьяна Чернобровкина сегодня - одна из лучших московских балерин, особенно любимая зрителями. Балерина, дарующая своим танцем радость и неизменно приносящая на сцену ощущение праздника.

Назад